19 июля 2019, пятница
Областные новости
18.07.2019
Федеральное агентство по делам национальностей объявляет о старте III Международного фотоконкурса «Русская цивилизация».
18.07.2019
Министерством экономики Пензенской области подведены итоги деятельности сети многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг Пензенской области за I полугодие 2019 года.

 

 

 

 

 

 

GISMETEO: Погода по г.Малая Сердоба

Из истории района

31.10.2017

«Кому пулю в затылок, кому лагеря Колымы, а кому повышение по службе...…»

Первые репрессии в Малой Сердобе в годы коллективизации носили имущественный характер: не хочешь в колхоз – отдай лошадь.

«Предупредить всех единоличников, чтобы все ехали пахать зябь. В случае, если не поедут, то у всех отобрать лошадей и передать в колхоз для пахоты зяби» – обычный документ из архива Малосердобинского сельсовета (1932 год). Или действия «штурмовиков», прибывших из Петровска и Владимира в декабре 1931 года, некий Евтушенко вдохновлял нерешительных подельцев словами: «Мы, товарищи, – власть, мы имеем право взять хлеб, надо держать себя твердо». Прокурор Автаев призвал не останавливаться даже, если изба заперта; надо «вскрыть замок и осмотреть. Если есть хлеб, то таковой взять». Если колхозник не вышел на работу, «значит, у него много хлеба. Иди, посмотри! – настраивал прокурор бригадира Журлова. – Найдешь хлеб – весь забирай, тогда сами побегут на работу».

С осени 1936 года начальником районного отдела НКВД работал 39-летний младший лейтенант госбезопасности Иван Ильич Дьяков. Секретарем райкома был Филипп Андреевич Красавин. Обком партии снял Красавина с должности как «врага народа» еще в феврале. Аресту предшествовал донос замдиректора МТС Умрихина. Красавину ставились в вину «грубейшие политические ошибки», «троцкистские» заявления, похвалу немцев за дисциплинированность, критику существующего строя. Дело Красавина в НКВД рассматривалось в дни работы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б), на котором Сталин, Молотов и Каганович призвали к истреблению кадров. Первыми в такой ситуации гибли имевшие собственное мнение. Приспособленцы выживали.
Аресты – не плод инициативы начальника отдела НКВД Дьякова: он выполнял приказ. После Красавина, к весне, был репрессирован ряд руководителей районного и колхозно-сельсоветского звена. Такой была обычная практика: сначала сажали начальника, затем тех, кто близок к нему. К осени Сталин приказал взяться за «простых» людей. После расстрела Тухачевского в народе начались разговоры, что Сталин уничтожает тех, кто был с Лениным, следовательно, сам Сталин и есть враг народа. Бухгалтер МТС Яков Щекин выразил сомнение в виновности не только Тухачевского, но и Троцкого. «Сталин ведь выдвинулся недавно», а Троцкий и Тухачевский работали рядом с Лениным, поэтому не могли оказаться врагами, говорил он. 14 июля в помещении амбулатории фельдшер Павел Киреевич Шунин заявил: «Напрасно расстреляли Тухачевского... Советская власть вот уж до чего дошла – стала своих людей расстреливать». После этого «стал восхвалять Тухачевского и других расстрелянных военачальников, так как «они защищали революцию». Бригадир тракторного отряда старославкинской МТС Яков Катков в присутствии рабочих говорил: «Сталин и Ворошилов... нас,  ведут неизвестно куда».

Вопросу искоренения «врагов» был посвящен пленум райкома партии 19 июля. Он исключил из партии уже арестованного Ф.А. Красавина. Кто-то промолчал, кто-то проявлял усердие в «разоблачениях». Заместитель ответсекретаря (вскоре и его арестуют) А.С. Лазарев вопрошал с трибуны: почему начальник политотдела совхоза «Коминтерн» Серов оставил оружие в Москве у Ерофеева, оказавшегося «врагом народа»? Почему Красавин привез в район Проказова и Филиппова, ныне арестованных «органами»? Надо приглядеться к заврайфинотделом Коновалову; он имел связь с «врагом народа» Кутяковым (командиром дивизии, соратником В.И. Чапаева). Старший агроном Малосердобинской МТС П.Г. Кемоклидзе довел подозрительность до шизофрении. Ему топловский агроном рассказал о случайно подслушанном разговоре по телефону колхозного счетовода Потемкина с кем-то из Сердобы. Один говорил: «Мы начнем с Мокрого», другой отвечал: «А мы с Сердобы, как только поспеет хлеб». «Не о поджоге ли хлеба идет речь?» – вопрошал Кемоклидзе, хотя диалог касался начала жатвы.

Всего с 1935 года по октябрь 1937 год райком исключил из партии 37 человек, в том числе 16 по политическим мотивам. Среди них И.А. Курамин (Николаевка), С.Т. Мишин, М.В. Дробышевский и Р.В. Ульянова (Ст. Славкино), остальные из районного центра: В.Д. Барбухин (редактор газеты), Г.Ф. Бахтин, А.С. Бондарь, В.З. Иванов, О.О. Козлович,  А.С. Лазарев, А.В. Найденов, Г.Д. Пономарев, Д.Д. Серов, И.А. Скоробогатов. После 1 октября исключены из партии глава колхоза «Первый путь» Клевцов, секретарь райкома Федоров, Мирошников и Вишневский. Те, которых не посадили сразу, ждали ареста несколько недель или даже месяцев.

С 10 сентября арестованные содержались в Вольской тюрьме. Вещественных доказательств по делу не было, виновными себя задержанные не признали, показания свидетелей отсутствуют. Были доносы: из сапожной мастерской, мастерской местпрома и школьной учительской. Все трое были расстреляны, а в 1956 году реабилитированы как невиновные.

Клеймо члена семьи «врага народа» в районе носили многие честные люди. Житель Ключей Михаил Тимофеевич Лысов был мобилизован в армию 22 июня 1941 года. Мужественно дрался он с немцами с первых месяцев войны. Возил секретное оружие – «катюшу»! На Орловско-Курской дуге был принят в партию несмотря на то, что его отец – «враг народа». После Победы Михаил Тимофеевич вернулся в Ключи. Но местные коммунисты, припомнив отца, исключили его из партии. 10 лет боролся Лысов за свою честь, ездил в ЦК КПСС и добился своего, ЦК восстановил его в партии. Но сколько переживаний, нравственных страданий впитало его солдатское сердце за эти десять лет!

Эти кровавые события навсегда останутся в летописи истории страны и нашего района. Сотни тысяч людей были подвергнуты жестоким расправам, казнены, сосланы в лагеря, ссылки, специальные поселения. Пострадали также близкие и родственники репрессированных. Именно в честь сохранения памяти о тех страшных годах и был учрежден День памяти жертв политических репрессий, который проходит 30 октября.

Михаил Полубояров, журналист, историк, кревед, почетный гражданин с. Малая Сердоба и Малосердобинского района. Из книги «Малая долька России».

Оставить комментарий