30 ноября 2020, понедельник
Областные новости
30.11.2020
27 ноября состоялось награждение победителей регионального конкурса «Лучший многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг» в двух номинациях «Лучший МФЦ» и «Лучший специалист МФЦ» в 2020 году.
30.11.2020
Напоминаем, что доставочный период в Пензенской области начинается 5 числа и заканчивается 25 числа. Выплата пенсии производится в текущем месяце за текущий месяц и финансируется не позднее установленной для гражданина даты доставки.

 

 

 

 

 

 

GISMETEO: Погода по г.Малая Сердоба

Виртуальный музей журналистики

18.12.2014

“Тут – жизни исток и судьба...”

11 декабря исполнилось 44 года со дня образования Малосердобинского района. Эту дату мы не вправе забывать, сколько бы ни прошло времени. Вспоминая вехи развития района, нужно знать историю рождения своей малой родины. Отрывки из книги нашего земляка-краеведа М.С. Полубоярова “Малая долька России”, которые мы сегодня публикуем в газете, позволят лучше узнать ее, оставить добрый след впамяти поколений.

В концу Гражданской войны численность населения Малосердобинского района достигла пика. По данным волисполкома, только в одной Малой Сердобе проживало 10,5 тыс. человек. Не хватало земли, крестьян мучила отдаленность полей от дома. Поэтому шел процесс переселения на поселки. В 1920 г. Малосердобинское сельское общество произвело первый после революции выселок, образовав Шашкино. В 1923-м основаны Жулевский и Ленинский поселки.

Рост и убыль населения
Переезд крестьян в поселки прекратился в годы коллективизации, но к этому времени некоторые из них выросли в значительные населенные пункты.
Ни империалистическая, ни Гражданская войны не стали для района катастрофическими.
По нашим подсчетам, в 1914 г. во всех селениях (в нынешних границах района) проживало 45 тысяч человек, в 1926 – 47,7 тыс., а вот в 1937 г. лишь 24 тыс., 1959 – 18,9 тыс.
Нетрудно убедиться, катастрофа произошла между 1926 и 1937 годами, то есть во время коллективизации. Война не унесла столько жизней крестьян, сколько «великий перелом». Между 1937 и 1959 годами была Великая Отечественная война,  но убыль населения в этот период оказался не так велика, как при коллективизации. Сравнение промежутков 1926–1937 (11 лет) и 1937–1959 (22 года) показывает, что в первом случае снижение численности населения по всем селам и деревням района по отношению к средней величине за данный период составляло в год 9 процентов. А за 1937–1959 годы – 4,5 процента.
Интенсивность убыли населения в годы «великого перелома» была вдвое выше, несмотря на военные потери, низкую рождаемость в годы войны и продолжающиеся оргнаборы рабочих на восстановление разрушенной промышленности.
Сталин для крестьянина оказался страшнее Гитлера.

Налоговая политика
В канун коллективизации более половины хозяйств в районе составляли середняки, четверть – бедняки, от 5 до 10 процентов – зажиточные. Такая структура соответствовала среднегубернской. В 1927 г. в Саратовском крае( к которому относился наш район - прим.редакции) считалось бедняков и батраков 33,8, середняков – 61,8, крепких, зажиточных хозяйств – 4,4 процента.
Больше причин быть довольными властью имели бедняки с их налоговыми льготами, а иные вообще освобожденные от уплаты единого сельхозналога (ЕСНХ). Он был введен летом 1923 г. и взимался в Петровском уезде 75% – натуральными продуктами, 25% – деньгами. Основная его тяжесть ложилась на середняка и зажиточную часть деревни.
Такая государственная политика душила товаропроизводителя и развращала бедняка. Сравните: в 1924/25 г. бедняки платили 76 коп. налога с члена семьи, середняки – 3,09 руб., кулаки – 11,03 руб. Разница в налогах между кулаком и бедняком 14-кратная.
В 1926/27 г. сумма налога с бедняка снизилась до 22 коп., с середняка почти не изменилась, с кулаков возросла до 15,42 руб. – разница 70-кратная! В октябре 1927 г. от уплаты сельхозналога полностью освобождались 35% бедняцких хозяйств. Не исключено, что это была тонко организованная диверсия против советской экономики, итогом которой стал дефицит зерновых в конце двадцатых и режим чрезвычайщины в аграрном секторе.

Не каждый бедняк лодырь...
Есть мнение, будто каждый бедняк – обязательно лодырь, пьяница, а кулак – «наиболее трудолюбивая часть деревни». Но это не так. Труд на земле связан со многими факторами, поэтому нельзя абсолютизировать лишь одну его сторону. Околела лошадь, заболела семья, сгорел амбар с хлебом, градом выбило посев – вот ты и бедняк.
Но, освободив бедняков от ЕСХН, следовало заменить его трудовой повинностью. Никаких поблажек, они развращают! К сожалению, возобладала линия на «ликвидацию кулака» и «диктатуру бедноты». В итоге уничтожили товаропроизводителя, налогоплательщика, спровоцировали кризис 1928 г. и породили иждивенца.

Укрупнение района
В 1923 г. Малосердобинская волость стала укрупненной, в ее состав вошли 33 селения, 30,7 тыс. жителей: от Жулевского поселка до Старого Славкина.

Район, “изменивший лицо”

Об экономике Малосердобинского района в 1930-е годы.

Едва успел завершиться тяжелый 1933 г., как краевая газета разразилась статьей "Район, изменивший свое лицо". "Малая Сердоба в прошлом – логовище кулацкого саботажа.… С приходом же нового руководства район впервые за все предшествующие годы досрочно сдал 140 тысяч центнеров хлеба государству". Газета расхваливала "лицо района", не упомянув, что под урожай тридцать третьего Сердоба бороновала на коровах. А вот как район "изменил лицо", если судить не по газете, а официальным цифрам из годового отчета райисполкома. Перед Октябрьской революцией в селах и деревнях, входящих ныне в состав района, имелось 9,4 тыс. лошадей, 9,6 тыс. коров, 37,7 тыс. овец, 1,8 тыс. свиней, в зависимости от погоды крестьяне выращивали на полях от 400 тыс. до 980 тыс. центнеров зерновых.

 На 1 января 1934 г. в колхозах насчитывалось лошадей – 1435, коров - 225, овец – 1567, свиней – 605. Валовой сбор зерновых составил 198,8 тыс. ц. Это в два раза меньше, чем в самые неурожайные годы до революции! Район сдал государству из них 140 тыс., отдал МТС за услуги 28,9 тыс., возвратил государству семенной, продовольственной и фуражной ссуды – 11,9 тыс. центнеров. Для себя осталось 18 тыс. ц.

В районе проживало 32 тысячи человек. Таким образом, на одного жителя приходилось по мешку зерна на пропитание, тогда как физиологическая норма – восемь мешков. А чем сеять? Кормить скот? К тому же образовалась большая денежная задолженность: колхозы задолжали госбанку 790 тыс. рублей. На эти деньги, по ценам колхозного рынка в октябре 1940 г., можно было купить 79 тонн говядины 1 сорта, или 600 тонн картофеля.

Зато в МТС продолжала поступать новая техника – 93 трактора и 13 автомашин в 1933 г. Всего на полях теперь действовало около 100 тракторов. Мощность одного марки "СТЗ" считалась равной 15-ти лошадям. Если "превратить" трактора в лошадей, то, по сравнению с дореволюционными возможностями, тягловая сила крестьян всех категорий и МТС составляла 4500 лошадей. Против 9400 до революции (не считая помещичьего скота)! Реально крестьянин в 1933 г. тягловой силой был обеспечен в 3 раза хуже, чем в 1914 г.

Незадолго до голодовки крайисполком поставил задачу построить в колхозах животноводческие фермы. Первыми основаны в 1932 г. фермы крупного рогатого скота и овцеводческая в малосердобинском горском колхозе "Смычка", 3 фермы в "Первом пути" (КРС, овцеводческая и свиноводческая), в 1933 г. построены первые три фермы в старославкинском колхозе им. Чапаева (свиноводческая, КРС и овцеводческая). В 1935 г. основаны фермы в колемасском колхозе "Мысль Ильича" (в 1937 г. на ней находилось 12 голов КРС, 23 свиньи, 64 овцы). В том же 1937 г. в колхозе "Смычка" имелись 104 коровы, 84 свиньи и 280 овец, в "Первом пути" - 69 коров, 116 свиней, 176 овец.

 Таким образом, самые крупные фермы находились в районном центре. Но вспомним, что врач Кушев писал в конце прошлого века, что у некоторых крестьян-кулаков в Сердобе было до 1000 овец, а здесь на все село несколько сотен... В 1940 г. во всех колхозах района насчитывалось 925 голов крупного рогатого скота, свиней - 1613, овец – 1813. Жестокий урон пришлось возмещать колхозам в тридцатые годы!

В 1934-35 годах на пустырях и старых гумнах колхозы построили крупные зерновые тока с амбарами, собранными из прежних "кулацких" построек. В тридцать шестом тока расширили, расчистив дополнительные площадки для сушки и сортировки хлеба. Зерно, привезенное с поля, разгружалось на току, разваливалось тонким слоем, колхозницы и их дети ходили по нему шеренгами, перемешивая нагретый солнцем хлеб босыми ногами. Высохшее зерно веяли на ветру, подбрасывая кверху деревянными лопатами.

Фото Т. Клишиной.



Оставить комментарий